Вильгельм Гауф • Сказки для самых храбрых
Сказки для самых храбрых

Этот сборник получил свое название неслучайно: в него вошли самые страшные сказки, написанные знаменитыми сказочниками Шарлем Перро, Вильгельмом и Якобом Гримм, Вильгельмом Гауфом.

Научиться преодолевать страх и оставаться всегда добрым, сострадательным должна помочь детям эта книга.

Вильгельм Гауф

Рассказ о корабле привидений

Мой отец имел в Бальсоре небольшую лавку. Он был ни беден ни богат и был одним из тех людей, которые неохотно решаются на что-нибудь, из страха потерять то немногое, что имеют. Он воспитывал меня просто и хорошо и вскоре достиг того, что я смог помогать ему. Как раз в то время, когда мне исполнилось восемнадцать лет и когда он решился-таки на свое первое крупное предприятие, он умер, вероятно, от тревоги, что вверил морю тысячу золотых.

Вскоре после его смерти пришло известие, что корабль, на который мой отец отдал свои товары, пошел ко дну. Эта неудача, однако, не смогла сломить мое юношеское упорство. Я окончательно превратил в деньги все, что оставил мой отец, и отправился испытывать свое счастье на чужбине. Меня сопровождал только старый слуга моего отца, который по давней привязанности не захотел расставаться со мной.

В гавани Бальсоры мы сели на корабль при благоприятном ветре. Корабль, на котором я купил себе место, направлялся в Индию. Мы пробыли в пути уже пятнадцать дней, когда капитан объявил нам о приближающейся буре. Он был задумчив, потому что в этом месте он, вероятно, недостаточно хорошо знал фарватер. Капитан велел убрать все паруса, и корабль сбавил скорость.

Наступила ночь, но вокруг было спокойно, и капитан даже подумал, что обманулся и буря прошла мимо. Вдруг неподалеку от нашего корабля пронесся другой корабль, которого мы раньше не видели. С его палубы раздавались дикое ликование и крики, чему я в тот страшный час перед бурей немало удивился. А капитан, стоявший рядом со мной, побледнел как смерть.

— Мой корабль погиб! — воскликнул он. — Там носится смерть!

Еще прежде чем я успел спросить капитана о том, что он имеет в виду, с воплями и криками вбежали матросы.

— Вы его видели? — кричали они. — Теперь мы погибли!

Капитан велел читать вслух утешительные изречения из Корана и сам встал к рулю. Но напрасно! Буря разбушевалась, и не прошло часа, как корабль затрещал и начал разрушаться. Были спущены лодки, и едва палубу покинули последние матросы, как корабль на наших глазах пошел ко дну, оставив меня в открытом море без последних средств к существованию. Но несчастья на этом не закончились: буря свирепствовала все сильнее, лодкой уже нельзя было управлять. Я крепко обнял своего старого слугу, и мы пообещали не покидать друг друга до последней минуты.

Наконец наступило утро. Но с первым проблеском утренней зари ветер подхватил лодку, в которой мы сидели, и опрокинул ее. Падение оглушило меня, а когда я очнулся, то почувствовал, что старый верный слуга крепко держит меня одной рукой, в то время как другой ухватился за опрокинутую лодку.

Буря постепенно улеглась. От нашего корабля ничего уже не было видно, но недалеко от себя мы вдруг заметили другой корабль, к которому волны понесли нас. Когда мы приблизились, я узнал тот самый корабль, который ночью пронесся мимо и который навел на капитана такой страх. Я почувствовал ужас: корабль казался совершенно безлюдным, и на его палубе никто не появился даже после того как мы начали громко кричать, призывая на помощь. Однако, как бы ни было нам страшно, этот корабль был нашим единственным средством спасения, поэтому мы изо всех сил старались приблизиться к нему.

С носа корабля свешивался длинный канат, и нам стоило немалых усилий, чтобы уцепиться за него. Я еще раз попробовал позвать на помощь, но на корабле по-прежнему было тихо. Тогда мы стали взбираться по канату наверх; я как более молодой — впереди. О ужас! Какое зрелище представилось моим глазам, когда я вступил на палубу! Она была красной от крови; на ней лежали двадцать или тридцать трупов в турецких одеждах; у средней мачты стоял человек, богато одетый и с саблей в руке, но его лицо было бледным и застывшим, а лоб был пробит большим гвоздем, приковавшим его к мачте. Человек тоже был мертв. Ужас сковал меня, я едва смел дышать. Наконец и мой спутник влез наверх. И его поразил вид палубы, которая была полна ужасных мертвецов. Наконец, помолившись в душевном страхе Пророку, мы решились пройти дальше. На каждом шагу мы оглядывались, опасаясь, что нам представится что-то еще более ужасное или мертвый, пригвожденный к мачте капитан направит на нас свои неподвижные глаза.

Наконец мы подошли к лестнице, которая вела в трюм. Там мы невольно остановились и посмотрели друг на друга, потому что оба не решались выразить свои мысли прямо.

— Господин, — сказал наконец мой верный слуга, — здесь произошло что-то ужасное. Однако, если даже корабль там внизу наполнен убийцами, все-таки я предпочитаю безусловно сдаться им, чем оставаться здесь, среди этих мертвецов.

Я думал так же, как он. Мы собрались с духом и стали спускаться вниз, исполненные страха, но и здесь была мертвая тишина. Мы остановились возле каюты. Я приложил ухо к двери и прислушался — никаких звуков. Я отворил. В каюте был полный беспорядок: одежда, оружие, утварь — все было разбросано. Мы пошли дальше, из помещения в помещение, из комнаты в комнату, и везде находили чудные запасы шелка, жемчуга, сахара. При виде этих богатств я обрадовался: ведь на корабле никого нет, думал я, значит все можно присвоить себе. Но Ибрагим обратил мое внимание на то, что мы, вероятно, еще очень далеко от берега, до которого одни, без чьей-либо помощи не сможем добраться.

Мы подкрепились кушаньями и напитками, которые нашли в изобилии, и опять поднялись на палубу. Но здесь нас снова охватил ужас при виде трупов. Мы решили избавиться от них и выбросить их за борт. Но к великому нашему изумлению оказалось, что ни один труп нельзя сдвинуть с места! Они лежали на полу как заколдованные… Капитана тоже невозможно было оторвать от мачты; мы даже не смогли вырвать саблю из его окоченевшей руки.

Мы провели день, печально размышляя о своем положении; когда же приблизилась ночь, я позволил старому Ибрагиму лечь спать. Сам я решил бодрствовать на палубе, но когда взошла луна, мной овладел непреодолимый сон. Впрочем, это было скорее оцепенение, чем сон, потому что я ясно слышал удары волн о борт корабля и шум парусов от ветра. Вдруг мне показалось, что я слышу голоса и чьи-то шаги по палубе. Я хотел приподняться, чтобы посмотреть, кто это, но невидимая сила сковала меня — я даже не смог открыть глаза. А голоса становились все яснее; иногда казалось, что среди них я различаю сильный голос капитана, при этом я ясно слышал, как поднимали и опускали канаты и паруса. Но мало-помалу я терял сознание и впадал во все более глубокий сон, сквозь который слышал, однако, шум оружия. Проснулся я лишь тогда, когда солнце стояло уже очень высоко и начало жечь мне лицо.

Я осмотрелся вокруг себя: все было точно так же, как вчера. Мертвецы лежали неподвижно, неподвижен был и прибитый к мачте капитан. Я встал, чтобы разыскать своего старика.

— Господин! — воскликнул он, когда я вошел к нему в каюту. — Я предпочел бы лучше лежать глубоко на дне моря, чем провести еще хотя бы ночь на этом заколдованном корабле! Выслушайте меня! Проспав несколько часов, я проснулся и услыхал, что над моей головой кто-то бегает взад и вперед. Сперва я подумал, что это вы, но наверху бегали по крайней мере двадцать человек, притом я слышал возгласы и крики. Наконец на лестнице раздались тяжелые шаги. Потом я ничего уж не сознавал; лишь временами сознание на несколько минут возвращалось ко мне, и тогда я видел, что тот самый человек, который наверху пригвожден к мачте, сидит там, за тем столом, поет и пьет; а тот, который в ярко-красной одежде лежит сейчас на полу недалеко от него, сидит около него и пьет вместе с ним.

Вы можете представить, друзья мои, что я почувствовал: значит, это был не сон, и я тоже слышал мертвецов! Как же нам быть? Я никак не мог найти ответ на этот вопрос. А мой Ибрагим тем временем тоже погрузился в глубокую задумчивость.

— Теперь я, кажется, припомнил! — воскликнул он вдруг.

Оказалось, что он вспомнил заклинание, которому его научил дедушка, опытный, много путешествовавший человек. Оно было против всякой нечистой силы и колдовства. Кроме того, Ибрагим предположил, что тот неестественный сон, который овладел нами, в следующую ночь можно отвратить, если очень усердно читать изречения из Корана.

Предложения старика мне очень понравились. Мы решили ближе к ночи забраться в маленькую каморку. В двери мы просверлили несколько отверстий, достаточно больших, чтобы через них видеть, что происходит в каюте. Затем мы как можно лучше заперли изнутри дверь, а Ибрагим во всех четырех углах написал имя Пророка. Так мы приготовились к ночным кошмарам. Было, вероятно, около одиннадцати часов, когда меня опять стало сильно клонить ко сну, поэтому мой товарищ посоветовал мне прочесть несколько изречений из Корана, что мне очень помогло. Вдруг нам показалось, что наверху становится оживленнее: раздались шаги и можно было ясно различить голоса. В таком напряженном ожидании мы просидели несколько минут, а затем услыхали, что кто-то спускается по лестнице. Когда Ибрагим услыхал это, он начал произносить заклинание, которому его научил дедушка, — заклинание против нечистой силы и колдовства:

Из поднебесья ль вы спускаетесь,
Со дна ль морского поднимаетесь,
В темной ли могиле вы спали,
От огня ли начало вы взяли:
У вас повелитель один,
Аллах — ваш господин;
Все вы покорны ему.

Я должен признаться, что совсем не верил в это заклинание, и у меня дыбом встали волосы, когда распахнулась дверь. Вошел тот высокий, статный человек, которого я видел пригвожденным к мачте. Гвоздь и теперь торчал у него в голове, но меч был вложен в ножны. За ним вошел другой, менее богато одетый, — и его я видел лежащим наверху. У капитана, ведь это несомненно был он, было бледное лицо, большая черная борода и дико блуждающие глаза, которыми он оглядывал комнату. Когда он проходил мимо нашей двери, я мог видеть его совершенно ясно, а он, казалось, совсем не обращал внимания на дверь, которая скрывала нас. Оба вошедшие сели за стол, стоявший посредине каюты, и громко заговорили между собой на незнакомом языке. Они становились все шумнее и сердитее, пока наконец капитан не ударил кулаком по столу так, что все вокруг задрожало. Его собеседник с диким смехом вскочил и сделал капитану знак следовать за ним. Капитан встал, выхватил из ножен саблю, и оба оставили каюту. Когда они ушли, мы вздохнули свободнее, но успокаиваться нам было еще рано. На палубе шум не стихал: топот, крики, смех и вопли. Наконец поднялись поистине адские шум и топот, такие, что мы думали, что палуба сломается и рухнет на нас.

И вдруг наступила гробовая тишина… Когда мы спустя несколько часов решились подняться на палубу, оказалось, что все по-прежнему: все трупы лежали точно так же, как раньше. Все были неподвижны…

Так мы провели на корабле несколько дней. Он двигался на восток, туда, где по моим расчетам должна была находиться земля; но даже если днем корабль проходил много миль, ночью, по-видимому, он всегда возвращался назад, потому что, когда всходило солнце, мы оказывались всегда на одном том же месте. Мы могли объяснить себе это не иначе как тем, что мертвецы каждую ночь на всех парусах плыли в обратную сторону. Чтобы предотвратить это, мы до наступления ночи убрали все паруса, затем написали на пергаменте имя Пророка, а также заклинание дедушки, и привязали его к собранным парусам. Оставалось теперь ждать последствий. Нечистая сила неистовствовала на этот раз, казалось, еще злобнее, но утром оказалось, что паруса все так же скатаны, как мы их оставили. В течение дня мы поднимали лишь столько парусов, сколько было необходимо, чтобы корабль продвигался дальше вперед, и таким образом за пять дней прошли большое расстояние.

Наконец утром шестого дня мы на горизонте увидели землю и возблагодарили Аллаха и его Пророка за это. Тот день и следующую ночь мы плыли вдоль берега, а на седьмое утро нам показалось, что мы увидели город. С большим трудом мы бросили в море якорь, спустили маленькую лодку, стоявшую на палубе, и изо всех сил стали грести к берегу. Спустя полчаса мы вошли в реку, которая впадала в море, и вступили на берег.

Возле городских ворот мы осведомились, как называется город, и узнали, что это индийский город, недалеко от того места, куда я поначалу намеревался ехать. Мы отправились в караван-сарай и подкрепились после своего путешествия, наполненного приключениями. Там же я стал расспрашивать хозяина, не знает ли он какого-нибудь мудрого и разумного человека, который немного понимает в колдовстве. Он отвел меня на отдаленную улицу, к невзрачному дому и сказал, что здесь я должен спросить Мулея. Я постучался, и меня впустили. Навстречу мне вышел старый человечек с седой бородой и длинным носом. Он спросил, что мне надо. Я сказал ему, что ищу мудрого Мулея, и он ответил, что это он сам. Я спросил у него совета, что мне сделать с мертвецами и как мне взяться за дело, чтобы убрать их с корабля. Мулей ответил мне, что люди на корабле, вероятно, заколдованы за какое-нибудь злодеяние на море. Он думает, что колдовство будет разрушено, если перенести их на землю, а это можно сделать, только вырвав доски, на которых они лежат. По справедливости корабль вместе со всеми товарами должен принадлежать мне, потому что я, так сказать, нашел его; но я должен все держать в большой тайне и сделать ему маленький подарок. За это он своими рабами поможет мне убрать мертвецов. Я пообещал щедро наградить Мулея, и с пятью рабами, снабженными топорами и пилами, мы отправились на корабль. По дороге волшебник Мулей очень хвалил нашу счастливую выдумку обертывать паруса изречениями Корана. Он сказал, что это было единственным средством нашего спасения.

Когда мы прибыли на корабль, было еще довольно рано. Все тотчас же принялись за дело, и через час в челноке уже лежали четыре трупа. Рабы должны были отвезти их на землю, чтобы там зарыть их. Вернувшись, они рассказали, что мертвецы избавили от труда погребать их, рассыпавшись в пыль, как только их положили на землю.

Мы продолжили отпиливать доски под мертвецами, и к вечеру все они были свезены на землю. Наконец на борту никого больше не осталось, кроме пригвожденного к мачте капитана. Мы напрасно старались вытащить из дерева гвоздь: никакая сила не могла сдвинуть его. Я не знал что делать — нельзя же было срубить мачту, чтобы вместе с ней отвезти капитана на землю! Но в этом затруднении помог Мулей: он велел рабу съездить на берег и привезти горшок земли; когда горшок был привезен, волшебник произнес над ним таинственные слова и высыпал землю на голову мертвеца — он тотчас открыл глаза и глубоко вздохнул, а на лбу из раны от гвоздя потекла кровь. Теперь мы легко вытащили гвоздь, и раненый упал на руки одного из рабов.

— Кто доставил мой корабль сюда? — спросил он, немного придя в чувства.

Мулей указал на меня, и я подошел к нему.

— Благодарю тебя, неизвестный чужестранец! Ты избавил меня от долгих мучений. Уже пятьдесят лет мое тело плавает по этим волнам, а моя душа была осуждена каждую ночь возвращаться в него. Но теперь моя голова коснулась земли, и я, примирившись, могу наконец пойти к своим отцам.

Я попросил его рассказать все-таки нам свою историю, и он поведал:

— Пятьдесят лет тому назад я был могущественным, знатным человеком и жил в Алжире. Страсть к наживе заставила меня снарядить корабль и заняться морским разбоем. Я продолжал это занятие уже много времени, и вот однажды на острове Занте я взял на корабль дервиша, который хотел ехать даром. Я и мои товарищи были грубыми людьми и не уважали святости этого человека; я даже насмехался над ним. А когда он однажды упрекнул меня моим грешным образом жизни, я, взбешенный такими словами, которые не позволил бы сказать в свой адрес даже султану, бросился на него и вонзил ему в грудь свой кинжал. Умирая, святой человек проклял меня и мой экипаж, чтобы нам не умирать и не жить до тех пор, пока мы не положим свои головы на землю. Дервиш умер, мы выбросили его в море и осмеяли его угрозы. Но его проклятия исполнились еще в ту же ночь: часть моего экипажа взбунтовалась против меня. Яростная борьба шла до тех пор, пока мои приверженцы не полегли, а я не был пригвожден к мачте. Но и мятежники погибли от ран, и мой корабль стал большой могилой. У меня тоже остановилось дыхание. Я думал, что умираю, но это было только оцепенение, которое сковало меня. На следующую ночь, в тот самый час, когда мы бросили дервиша в море, я и все мои товарищи проснулись. Жизнь возвратилась к нам, но мы могли делать и говорить только то, что говорили и делали в ту роковую ночь. Так нас, ни живых и ни мертвых, и носило по морю пятьдесят лет без всякой надежды достигнуть земли. С безумной радостью мы всегда плыли на всех парусах в бурю, надеясь разбиться наконец о какой-нибудь утес и сложить усталую голову на дне моря. Но и это было невозможно… И вот теперь я умру! Еще раз благодарю тебя, неведомый спаситель, и, если сокровища могут достойно вознаградить тебя, прими в знак благодарности мой корабль!

Сказав это, капитан склонил свою голову и умер. И он, как и его товарищи, тотчас же рассыпался в прах. Мы собрали его в ящичек и зарыли на берегу.

В городе я нанял работников, которые привели корабль в хорошее состояние. С большой выгодой обменяв товары, сохранившиеся на корабле, на другие, я нанял матросов, щедро одарил своего друга Мулея и отплыл в свое отечество. По пути мы много раз приставали к берегу в разных странах, и я удачно продал свои товары. Пророк благословил мое предприятие. Спустя три четверти года я приехал в Бальсору вдвое богаче, чем сделал меня умерший капитан. Земляки были изумлены моими богатствами и не сомневались в том, что я нашел алмазную долину знаменитого путешественника Синдбада. Я оставил их в этой уверенности, но с тех пор молодые люди Бальсоры, едва достигнув восемнадцати лет, должны были отправляться по свету, чтобы подобно мне составить свое счастье. А я живу спокойно и мирно и каждые пять лет совершаю путешествие в Мекку, чтобы в святом месте благодарить Аллаха за его благословение и просить за капитана и его людей, чтобы Он принял их в свой рай.

Рассказ об отрубленной руке

Я родился в Константинополе, мой отец был переводчиком при посольстве и вместе с тем вел довольно выгодную торговлю разными благовониями и шелковыми материями. Он дал мне хорошее образование, рассчитывая со временем передать мне свою торговлю. Однако, когда я стал проявлять в учебе бóльшие способности, чем он ожидал, отец по совету своих друзей решил сделать меня лекарем, так как лекарь, если он научился чему-нибудь большему, чем обычные шарлатаны, может в Константинополе составить себе значительный капитал. В нашем доме часто бывали иностранцы, и вот один из них уговорил моего отца отпустить меня в его отечество, в город Париж, где всего лучше можно обучиться на лекаря. Француз пообещал, что даром возьмет меня с собой, когда поедет туда. Мой отец, который в молодости тоже путешествовал, согласился, и француз сказал мне, что я могу в течение трех месяцев готовиться к отъезду. Я был вне себя от радости от того, что увижу незнакомые страны, и не мог дождаться той минуты, когда мы сядем на корабль.

Наконец назначенный срок подошел к концу. Накануне отъезда отец повел меня в свою спальню. Там я увидел прекрасные одежды и оружие, лежавшие на столе. Но еще более поразила меня большая куча золота — такой я никогда еще не видел.

Отец обнял меня и сказал:

— Вот, сынок, я приготовил тебе для путешествия одежду. Это оружие тоже теперь твое; оно то самое, которое передал мне твой дед, когда я, еще совсем молодой, уезжал на чужбину. Я знаю, что ты умеешь владеть им, но никогда не применяй его для нападения, а только для защиты! Мое состояние невелико, и я разделил его на три части: одна из них — твоя, вторая пусть остается на мое содержание и на черный день, а третья пусть будет неприкосновенной, чтобы она могла послужить тебе в трудную минуту!

Так сказал мой старый отец, и на глазах у него появились слезы. Быть может, он предчувствовал, что мы никогда уже не увидимся…

Итак, я покинул родной кров. Путешествие прошло благополучно, и вскоре мы прибыли в большой город Париж. Здесь мой друг нанял мне комнату и посоветовал осторожно тратить деньги; всего их было две тысячи талеров. Я прожил в этом городе три года и научился тому, что должен знать дельный лекарь, но я бы солгал, если бы сказал, что мне нравилось в Париже, потому что нравы этого города мне не нравились. К тому же у меня там было мало хороших друзей, хотя все это были благородные молодые люди.

Моя тоска по родине становилась все сильней. Со времени отъезда я ничего не слыхал о своем отце и поэтому воспользовался первым же благоприятным случаем, чтобы вернуться домой. Из Парижа отправлялось к Высокой Порте посольство, и я, нанявшись лекарем в свиту посла, благополучно прибыл в Стамбул. Но отцовский дом я нашел запертым, и соседи сказали мне, что мой отец умер два месяца тому назад. Наш священник, которого я знал еще с молодости, принес мне ключ. Я вступил в опустевший дом, в котором все было еще таким же, как при отце. Недоставало только золота, которое он обещал оставить мне. Я спросил об этом священника, и он, поклонившись, сказал:

— Ваш отец умер святым человеком, ведь свое золото он завещал церкви!

Это оказалось неожиданным для меня, но что мне было делать? Я не имел никаких свидетельств против священника и должен был радоваться, что он не посягнул на отцовский дом и товары как на завещанное ему имущество. Это было первым несчастьем, постигшим меня. Но с тех пор удар следовал за ударом. Как к лекарю ко мне никто не обращался, потому что мне недоставало рекомендаций моего отца. Он ввел бы меня к самым богатым и знатным, которые теперь даже думать не хотели о бедном Цалейкосе. Положение мое усугублялось еще и тем, что товары моего отца не находили сбыта, потому что покупатели после его смерти разбрелись, а новые приобретаются очень медленно, годами.

Я беспрестанно размышлял о своем положении, пытаясь найти выход, и вот однажды вспомнил, что в Париже часто встречал греков, которые на городских рынках выставляли свои диковинные для французов товары. Я вспомнил, что их охотно покупали, и тотчас принял решение. Я продал отцовский дом, отдал часть вырученных денег испытанному другу на хранение, а на остальные купил то, что у французов редко встречается: шали, шелковые материи, мази и масла. Я купил себе место на корабле и отправился во второе путешествие.

Счастье, казалось, опять стало благосклонным ко мне. Наше путешествие было недолгим и благополучным. Я проехал большие и малые города и везде находил усердных покупателей. Тем временем мой друг постоянно присылал мне новые товары, и я день ото дня становился зажиточнее. Когда я наконец скопил достаточное количество денег для большого предприятия, я поехал со своими товарами в Италию. Но я еще не упомянул о том, что немалое количество денег принесло мне мое врачебное искусство. Приехав в какой-нибудь город, я извещал всех, что прибыл греческий врач, который уже многих исцелил. Действительно, мой бальзам и мои лекарства приносили немало пользы больным.

Так я приехал наконец в город Флоренцию в Италии. Я собирался пробыть в этом городе подольше, потому что он мне очень понравился, а также потому что мне захотелось отдохнуть от постоянных переездов. В квартале Санта Кроче я нанял себе лавку, а недалеко от нее, в одной гостинице, — две прекрасные комнаты, выходившие на балкон, и тотчас же велел развесить объявления, извещавшие обо мне как о враче и купце. Едва я открыл лавку, как стали стекаться многочисленные покупатели, и хотя у меня были довольно высокие цены, я торговал успешнее других, потому что был услужлив и любезен с покупателями.

Я прекрасно прожил во Флоренции несколько дней, но однажды вечером, собираясь уже запирать лавку, я по обыкновению решил еще раз осмотреть запасы мази в банках и в одной маленькой банке нашел записку. Я развернул ее и прочел в ней приглашение явиться в эту ночь, ровно в двенадцать часов, на мост, который называется Ponte Vecchio — Старый Мост. Я долго раздумывал о том, кто же мог прислать мне такое приглашение, и в конце концов предположил, что меня хотят, вероятно, тайно провести к какому-нибудь больному, как уже случалось. Не без колебаний я все же решился пойти на встречу, но из предосторожности надел саблю, которую мне некогда подарил отец.

Около полуночи я отправился в путь и вскоре пришел на мост. На нем никого не было видно, и я решил подождать, пока не появится тот, кто позовет меня. Ночь была холодная, светила ясная луна, и я стал смотреть вниз на волны Арно, блиставшие при лунном свете. Вот на городских церквах пробило двенадцать часов. Я выпрямился — и увидел перед собой высокого человека, закутанного в красный плащ, краем которого он закрывал лицо.

От неожиданности я испугался, но все же сумел взять себя в руки и спросил:

— Если вы позвали меня сюда, то говорите, что вам угодно.

Красный Плащ повернулся и медленно произнес:

— Следуй за мной!

Мне совсем не хотелось одному идти с этим незнакомцем, и я сказал:

— О нет, любезный, не угодно ли вам прежде сказать мне, куда мы идем. Я просил бы вас также показать мне свое лицо, чтобы понять, что вы замышляете: добро или зло.

Но Красный Плащ не обратил внимания на мои слова.

— Если ты не хочешь, Цалейкос, то оставайся! — ответил он и пошел дальше.

Тогда я с гневом воскликнул:

— Вы думаете, что я позволю всякому невеже издеваться надо мной?!

В три прыжка я настиг его, схватил за плащ и закричал еще громче, но плащ остался у меня в руке, а незнакомец исчез за ближайшим углом. Мой гнев мало-помалу улегся. Плащ должен был дать мне ключ к разгадке этого удивительного приключения. Я надел его и пошел своей дорогой домой. Едва я прошел около ста шагов, как кто-то проскользнул близко от меня и прошептал на французском языке:

— Берегитесь, граф, сегодня ночью совсем ничего нельзя сделать.

Но прежде чем я успел оглянуться, этот неизвестный уже исчез, и я увидел только его ускользающую тень. Я понял, что это восклицание относилось к владельцу плаща, а не ко мне, однако это нисколько не прояснило происшедшее.

На другое утро я стал обдумывать, как мне поступить. Сначала я намеревался объявить о плаще, как будто я его нашел; но незнакомец мог получить его через третье лицо, и дело тогда не разъяснилось бы. Размышляя, я стал тщательнее осматривать плащ. Он был из тяжелого генуэзского бархата пурпурно-красного цвета, оторочен мехом и богато вышит золотом. Великолепный вид плаща и подсказал мне, что надо делать: я принес его в лавку и выставил на продажу, назначив за него очень высокую цену. Я был уверен, что не найду покупателя, но надеялся, что среди тех, кто заинтересуется плащом, я обязательно узнаю незнакомца, которого видел лишь мельком, но все же довольно ясно. Нашлось немало охотников купить плащ, необыкновенная красота которого привлекала к себе все взоры, но ни один покупатель даже отдаленно не походил на незнакомца и ни один не хотел платить за плащ двести цехинов. При этом меня поразило то, что на мой вопрос о том, что неужели во Флоренции нет другого такого плаща, все отвечали «нет» и уверяли, что никогда не видели такой дорогой и со вкусом исполненной работы.

Наступил уже вечер, когда пришел молодой человек, который уже был сегодня у меня и даже предлагал за плащ немалые деньги. Он бросил на стол кошелек с цехинами и воскликнул:

— Ей-богу, Цалейкос, я должен получить плащ, пусть даже из-за этого я останусь нищим!

Я оказался в большом затруднении, ведь я вывесил плащ только затем, чтобы привлечь к нему взоры своего незнакомца, а теперь явился молодой глупец, чтобы купить его за огромную цену. Но что мне оставалось делать? Я уступил, потому что решил таким образом хорошо вознаградить себя за ночное приключение. Юноша надел плащ и пошел к выходу, но на пороге обернулся, сорвал какой-то листок бумаги, прикрепленный к плащу, бросил его мне и сказал:

— Здесь, Цалейкос, какая-то записка.

Я взял листок и прочитал: «Сегодня ночью, в известный час, принеси плащ на Старый Мост. Тебя ожидают четыреста цехинов!»

Меня как громом поразило. Придя в себя, я быстро схватил двести цехинов и бросился за молодым человеком, купившим плащ:

— Возьмите свои цехины назад, любезный друг, и оставьте мне плащ! Я никак не могу отдать его.

Сначала он счел это за шутку. Когда же заметил, что я говорю серьезно, возмутился, обругал меня дураком, и в конце концов дело дошло до драки. Мне удалось сорвать с противника плащ, и я уже хотел убежать с ним, но тут молодой человек позвал на помощь полицию и потащил меня в суд. Судья присудил плащ моему противнику, однако я стал предлагать юноше двадцать, пятьдесят, восемьдесят, даже сто цехинов сверх его двухсот, если он отдаст мне плащ. То, что не смогли сделать мои просьбы, сделало мое золото: юноша взял мои цехины, а я ушел с плащом.

С трудом дождавшись ночи, я в то же время, как и вчера, отправился с плащом под мышкой к Старому Мосту. С последним ударом колокола ко мне из мрака приблизилась какая-то фигура. Это несомненно был тот же человек, что и вчера, хотя я вновь не видел его лица: на этот раз его закрывала маска.

— Плащ у тебя? — спросил он.

— Да, господин, — ответил я, — но он стоил мне сто цехинов наличными.

— Я знаю это, — спокойно произнес он. — Смотри: здесь четыреста.

Он подошел со мной к широким перилам моста и стал отсчитывать золотые. Их было четыреста, они великолепно блестели при лунном свете, и их блеск радовал мое сердце. Увы! Оно не предчувствовало, что будет дальше.

— Благодарю вас, господин, за вашу доброту, — сказал я незнакомцу. — Чего вы теперь потребуете от меня? Хочу только заранее предупредить, что это не должно быть чем-нибудь незаконным.

— Излишняя забота, — ответил он, накинув плащ на плечи. — Мне нужна ваша помощь как врача, но не для живого, а для мертвого.

— Как это может быть?! — воскликнул я с удивлением.

— Я с сестрой приехал из дальних стран, — начал он рассказывать и в то же время сделал мне знак следовать за ним. — Здесь я жил с ней у одного друга. Вчера моя сестра скоропостижно умерла, и родственники хотят завтра похоронить ее. Но по старинному обычаю нашей семьи все должны покоиться в могиле отцов. Умерших в чужой стране бальзамировали и перевозили на родину. Поэтому тело сестры я отдаю своим родственникам, а отцу должен привезти по крайней мере голову его дочери, чтобы ему еще раз взглянуть на нее.

Хотя этот обычай отрезать головы любимых родственников показался мне ужасным, я поостерегся говорить об этом вслух и только сказал незнакомцу, что хорошо знаком с бальзамированием мертвых, и попросил его отвести меня к умершей, поинтересовавшись, однако, почему все должно происходить так таинственно, ночью. Он ответил мне, что его родственники, которые считают его намерение ужасным, днем ни за что не допустили бы этого, но если голова будет отнята, они уже ничего не смогут сделать. Он, конечно, мог бы принести мне голову, но естественное чувство удерживает его от того, чтобы самому отрезать ее.

Между тем мы успели подойти к большому красивому дому. Мы прошли мимо главных ворот дома, вошли в маленькую калитку, которую незнакомец тщательно затворил за собой, и затем в темноте стали подниматься по узкой винтовой лестнице. Она вела в слабо освещенный коридор; из него мы прошли в комнату, освещенную висевшей на потолке лампой.

В этой комнате стояла кровать, на которой лежал труп. Незнакомец отвернулся, чтобы, вероятно, скрыть слезы. Он указал на умершую, велел мне быстро исполнить свое дело и вышел за дверь.

Я вынул нож, который как врач всегда носил при себе, и приблизился к кровати. У умершей была видна только голова, но она была так прекрасна, что мною невольно овладело искреннее сожаление. Темные волосы спускались длинными косами, лицо было бледным, глаза закрыты. Сперва я сделал на коже надрез, как это делают врачи, когда отрезают какой-нибудь член, а потом одним взмахом перерезал горло. Но какой ужас! Покойница открыла глаза и тотчас же опять закрыла — она, по-видимому, только теперь с глубоким вздохом рассталась с жизнью. В тот же миг на меня из раны брызнула струя теплой крови — и я понял, что умертвил несчастную… От нанесенной мной раны уже нет спасения… Несколько минут я стоял в страхе, ошеломленный происшедшим. Обманул ли меня Красный Плащ или, может быть, сестра была только в летаргическом сне? Мною овладел такой ужас, что я вне себя от страха бросился из комнаты. Коридор окутывала густая тьма, потому что лампа была погашена, а от моего спутника не осталось и следа, поэтому мне пришлось в темноте наугад пробираться вдоль стены, чтобы дойти до лестницы. Наконец я нашел ее и с трудом спустился вниз. Внизу тоже никого не было, и я поспешил на улицу. Подгоняемый страхом, я примчался к своему жилищу и рухнул в постель, намереваясь уснуть, чтобы забыть о случившемся. Но сон бежал от меня, и только к утру я немного успокоился. Мне казалось невероятным, что человек, склонивший меня к этому ужасному поступку, может выдать меня, поэтому я решил идти в лавку, заняться своим обычным делом и принять, насколько возможно, беззаботный вид. Но увы! Спокойствие тут же покинуло меня, как только я заметил, что у меня не хватает шапки и пояса, а также ножа. Я не знал наверняка, оставил ли я их в комнате убитой или же потерял во время своего бегства. К сожалению, первое казалось мне более вероятным, следовательно, меня, убийцу, могут найти…

В обычное время я открыл свою лавку, и ко мне пришел сосед, как он делал это каждое утро, потому что был разговорчивым человеком.

— Что вы скажете об ужасном происшествии, — начал он, — случившемся сегодня ночью?

Я сделал вид, будто ничего не знаю.

— Как?! Неужели вы не знаете того, о чем говорит весь город? Не знаете, что прекраснейший цветок Флоренции, дочь губернатора Бианка убита в эту ночь? Ах, я видел, как еще вчера она такой веселой проезжала со своим женихом по улицам. Сегодня у них была бы свадьба!

Каждое слово соседа стрелой ранило меня в сердце. Но это было лишь начало: каждый вошедший в лавку покупатель вновь начинал рассказ об ужасном происшествии, и один рассказ был страшнее другого. Около полудня в лавку вошел полицейский и попросил меня удалить людей.

— Синьор Цалейкос, — обратился он ко мне, вынимая потерянные мной вещи, — эти вещи принадлежат вам?

Я хотел было отречься от них, но через полуоткрытую дверь увидел нескольких знакомых, которые могли, пожалуй, свидетельствовать против меня. Я решил не ухудшать свое положение ложью и признал свои вещи. Полицейский попросил меня следовать за ним и привел меня в большое здание, которое оказалось тюрьмой. Там он сказал, что я буду находиться в нем до суда.

Мое положение было ужасным. Мысль о том, что я убил человека, хотя и невольно, не давала покоя. Разумеется, я понимал, что это блеск золота омрачил мой разум, иначе я не попал бы так легко в ловушку. Через два часа после ареста меня вывели из тюрьмы. Мы спустились по нескольким лестницам и затем пришли в большую залу. Там за длинным столом, покрытым черным сукном, сидели двенадцать человек, в основном старики. По бокам залы возвышались скамьи, заполненные знатнейшими лицами Флоренции. На галереях, пристроенных вверху, густой толпой стояли зрители. Когда я подошел к черному столу, поднялся человек с мрачным, печальным лицом. Это был губернатор. Он сказал собравшимся, что как отец убитой он не может быть судьей в этом деле и на этот раз уступает свое место старейшему из сенаторов. Этому сенатору было никак не меньше девяноста лет. Он стоял сгорбившись, его виски были покрыты тонкими белыми волосами, но глаза еще пылали огнем, а голос был сильным и твердым. Он спросил меня, сознаюсь ли я в совершении убийства. Я попросил его выслушать меня и, стараясь сохранять самообладание, рассказал обо всем, что знал. Я заметил, что губернатор во время моего рассказа то бледнел, то краснел, а когда я окончил, то в бешенстве воскликнул:

— Так ты, несчастный, еще хочешь свалить на другого преступление, которое совершил из алчности?

Сенатор упрекнул губернатора за вмешательство и сказал, что еще не доказано, что я совершил злодеяние из алчности, ведь у убитой ничего не было украдено. Мало того, сенатор заявил губернатору, что он должен дать отчет о прежней жизни своей дочери, ведь только таким образом можно будет понять, правду я сказал или нет. После этого сенатор закрыл заседание, чтобы ознакомиться, как он сказал, с бумагами умершей, которые ему передаст губернатор. Я был опять отведен в тюрьму, где провел день в ожидании и надежде, что откроется хоть какая-то связь между умершей и таинственным Красным Плащом.

На другой день я с надеждой вошел в зал суда. На столе лежало несколько писем. Старый сенатор спросил меня, мой ли это почерк. Я посмотрел на письма и сказал, что они, должно быть, написаны той же рукой, что и те две записки, которые я получил. Однако сенаторы предположили, что я сам мог написать их, потому что в подписи стояла буква «Ц» — начальная буква моего имени. Между тем письма содержали угрозы умершей и всячески предостерегали ее от свадьбы, к которой она готовилась. В свое оправдание я сослался на бумаги, которые должны были оказаться в моей комнате, но мне сказали, что комнату обыскали и ничего не нашли. Таким образом, к концу этого судебного заседания у меня исчезла всякая надежда на оправдание. Когда на третий день меня опять привели в зал суда, был оглашен приговор, по которому я, уличенный в умышленном убийстве, приговаривался к смерти.

Итак, покинутый всеми, вдали от родины, я во цвете лет безо всякой вины должен был расстаться с жизнью!

Вечером этого ужасного дня, решившего мою участь, я, убитый горем, сидел в тюрьме, и все мои мысли были обращены к смерти. Вдруг дверь моей камеры отворилась, и вошел человек, который долго молча смотрел на меня.

— Так я опять встречаю тебя, Цалейкос? — произнес он.

При тусклом свете лампы я не узнал этого человека, но звук его голоса пробудил во мне старые воспоминания. Это был Валетти, один из тех немногих друзей, которых я приобрел в Париже во время своей учебы. Он сказал, что случайно приехал во Флоренцию, где живет его отец, знатный человек. Услыхав о моей истории, он пришел, чтобы еще раз увидеть меня и от меня самого узнать, как все произошло. Я рассказал ему всю историю. Он, казалось, очень удивился ей и заклинал меня сказать ему, своему единственному другу, правду и не покидать этот свет с ложью. Я поклялся ему самой дорогой для меня клятвой, что сказал правду и что надо мной не тяготеет никакой другой вины, кроме той, что, ослепленный блеском золота, я не обратил внимания на неправдоподобность рассказа незнакомца.

— Так ты не был знаком с Бианкой? — спросил мой друг.

Я заверил его, что никогда даже не видел ее. Тогда Валетти стал рассказывать мне, что в этом деле есть какая-то тайна, что губернатор очень торопился вынести осуждающий меня приговор, а в народе как-то быстро распространился слух, что я уже давно знал Бианку и умертвил ее из мести за ее брак с другим. Я сказал, что во всем этом чувствуется участие Красного Плаща, но я ничем не могу доказать это. Валетти, рыдая, обнял меня и пообещал сделать все, чтобы по крайней мере спасти мою жизнь. У меня было мало надежды, но я знал, что Валетти умный и сведущий в законах человек и что он сделает все, чтобы помочь мне.

Два долгих дня я был в неизвестности. Наконец на третий день явился Валетти.

— Я приношу утешение, хотя и печальное. Ты будешь жив и будешь свободен, но потеряешь руку…

Далее он рассказал мне, что губернатор был неумолим и не позволил заново расследовать дело, но чтобы не показаться несправедливым, он согласился вынести мне такое же наказание, которое, согласно флорентийским хроникам, было назначено в подобном случае за схожее преступление. Получив такое решение, Валетти и его отец стали день и ночь читать старые книги и наконец нашли описание случая, вполне подобного моему. В книгах приговор гласит: преступнику следует отрубить левую руку, отобрать у него имущество, а самого навсегда изгнать из страны. Валетти сказал, что таковым будет теперь и мое наказание…

Я не стану описывать вам тот ужасный час, когда я, стоя посреди площади, положил на плаху свою руку, когда моя собственная кровь ручьем полилась на меня!..

Валетти принял меня в свой дом, пока я не выздоровел, а потом великодушно снабдил меня деньгами на дорогу; ведь все, что я приобрел с таким трудом, было отнято у меня. Из Флоренции я поехал на Сицилию, а оттуда с первым кораблем, который застал там, — в Константинополь. Я надеялся, что сохранилась сумма, которую я передал на хранение своему другу. Кроме того, я попросил его позволить мне жить у него. Как же я изумился, когда он спросил меня, почему я не хочу поехать в свой дом! Он сказал мне, что какой-то иностранец купил на мое имя дом в греческом квартале и предупредил соседей, что скоро и я сам приеду. Я тотчас же вместе с другом пошел туда и был с радостью принят всеми старыми знакомыми. Старый купец дал мне письмо, которое оставил у него человек, купивший для меня дом. Вот что было в нем написано: «Цалейкос! Две руки готовы неутомимо хлопотать, чтобы ты не чувствовал потери одной! Дом, который ты видишь, и все, что есть в нем, — твое. Тебя ежегодно будут обеспечивать так, что среди своего народа ты будешь принадлежать к богатым. Да простишь ты тому, кто несчастнее тебя!»

Я без труда догадался, кто написал это письмо, и купец подтвердил мою догадку, сказав мне, что этого человека он принял за француза и что он был одет в красный плащ…

В моем новом доме все было устроено наилучшим образом: даже подвал был наполнен такими товарами, каких я еще никогда не имел.

С тех пор прошло десять лет; больше по старой привычке, чем по необходимости, я продолжаю свои торговые поездки, но в той стране, где я испытал такое несчастье, я никогда уже не бывал. С тех пор я каждый год получал тысячу золотых, но эти деньги никогда не смогут искупить скорбь моей души, потому что во мне вечно живет ужасный образ убитой Бианки.


2012-17, Детская электронная библиотека - Мои сказки, авторам и правообладателям