Глава 6. Молодая привидения • Приключения Алисы
Приключения Алисы

Повести и рассказы о девочке из будущего — Алисе Селезнёвой. Один из самых популярных циклов Кира Булычева. Написанные для детей произведения о необыкновенных приключениях земной девочки Алисы погружают читателя в мир фантастики и сказок. Необыкновенные чудовища, настоящие космические пираты, воинственные лилипуты, путешествия во времени и многое другое ждёт вас на страницах удивительных историй, которые происходят с Алисой и её друзьями.

Глава 6. Молодая привидения

Что вы будете делать, если вам подкинут записку в подземелье старинного шотландского замка, где стоят статуи невинно замученных героев клана Кармайклов?

Если вы обыкновенный ребенок, то передадите записку взрослым, а взрослые, конечно же, скажут, что эта записка — чья-то глупая шутка и вообще пора ужинать и спать.

Если вы почти обыкновенный ребенок, то разорвете и выкинете записку, потому что сами подумаете, что это чья-то дурацкая шутка. А потом еще и посмеетесь вместе с друзьями.

А если вы не очень обыкновенный ребенок, да еще и смелый ребенок, и вообще уже почти не ребенок, а подросток, то поступите так, как поступила Алиса.

Вы под каким-нибудь предлогом останетесь на острове и выберете время, чтобы вернуться в подземелье и узнать, кто и зачем оставил вам эту записку.

Конечно же, записка может оказаться розыгрышем. Но кто, простите, будет разыгрывать Алису в глубоком подземелье, где она раньше не бывала и где ее никто не знает?

Но если записку послали, значит, кто-то знает?

Так что выхода нет — надо лезть в подземелье.

Хорошо еще, что сегодня выходной, Палеозо закрыт и в нем остались только роботы, которые следят за порядком. Ни туристов, ни сотрудников.

Алиса поднялась на вершину башни и посмотрела, как поднимается в облачное ветреное небо флаер, уносящий к озеру Лох-Несс биологов во главе с директором Ро-Ро. Возвратятся они сюда или полетят по домам — Алиса не знала, но решила не терять времени даром.

Солнце уже садилось. Над морем поднимались темные тучи, подсвеченные последними лучами солнца.

«Жаль, что нет оружия. Сейчас бы бластер не помешал», — подумала Алиса.

Вы только не думайте, что Алиса любит бегать по космосу с бластером в руке — просто ей показалось, что так будет спокойнее.

Она спустилась в подземелье.

Свет в зале, где находилась лаборатория питания, был потушен. Только дежурные лампочки вспыхивали, когда Алиса проходила под ними.

Алиса прошла под низкой аркой, затем побежала по коридору.

Честно говоря, ей было не по себе.

Ни одной живой души.

Темный коридор — впереди тьма, сзади тьма — только над головой мерцает дежурный светлячок. В стороны отходят коридоры, лазы, щели.

Блеснул металл — конечно же, это расщелина, пробитая мечом разгневанного Юджина Кармайкла, погнавшегося за своей дочкой Гиневьевой, которая хотела выйти замуж за морского царя, а потом заблудилась в подземных ходах под островом.

Алиса протянула руку и дотронулась до металла — он был холодный. Алиса взялась за него двумя пальцами и сильно потянула к себе.

Наконечник меча вылез из щели.

Он оказался куда длиннее, чем Алиса подумала сначала. Как кинжал — на ладони не помещался.

И этот наконечник был острым и почти не ржавым. Алиса хотела вложить его обратно в щель, но оказалось, что щель закрылась. Пришлось кинуть его на пол.

Ой!

Странный звук донесся справа из черной дыры.

Похоже на храп, только страшнее.

Алиса побежала вперед. Она, конечно, вспомнила слова директора Ро-Ро о том, что никто не знает, кто так странно храпит.

Вот и коридор, в котором стоят статуи Кармайклов.

Наверное, только они знают, откуда записка.

Но при виде Алисы статуи не шевельнулись, не заметили ее — стояли как каменные.

Было так тихо, что Алиса слышала, как бьется ее сердце.

— Простите, — сказала она, — а кто написал мне записку?

Никакого ответа.

— Если это шутка, то так и скажите, — произнесла Алиса.

И тут одна из статуй шевельнулась. Чуть-чуть. Приподняла голову, и стали видны алмазные глаза.

— Вы писали? — снова спросила Алиса.

Статуя наклонила голову.

Алмаз выпал из глазницы и покатился по камням.

— Ну вот, как же вы неаккуратно киваете! — вздохнула Алиса и опустилась на четвереньки. В такой темноте, да еще на неровном полу алмазик отыскать нелегко.

Но Алиса упрямо ползала на четвереньках и крутила головой. Она знала, что в конце концов обязательно отыщет этот алмазик. Нельзя же статуе оставаться без глаза!

И тут она ткнулась головой в сияние.

Вы думаете, что я ошибся? Вам кажется, что уткнуться головой в сияние невозможно?

Даю вам слово, что Алиса именно это и сделала.

Она зажмурилась от неожиданности, а потом открыла глаза и подняла голову.

Перед ней стояло светящееся привидение.

Вернее, молодая женщина в старинном платье, которая чуть-чуть светилась и была полупрозрачной или, скажем, четвертьпрозрачной. Ноги ее в тонких, расшитых бисером туфельках почти не касались пола, потому что привидения почти ничего не весят.

— Ой! — сказала Алиса. — Здравствуйте!

— Замечательно, — сказало привидение. — А теперь подними алмаз, он лежит у моей правой ноги.

Алиса посмотрела вниз и в самом деле увидела алмазик.

Она подняла его и протянула привидению.

— Вставь на место и не бойся, — строго сказало привидение. — Мне трудно поднимать предметы.

Алиса подошла к статуе и сказала:

— Только, пожалуйста, не кусайтесь. Я хочу вам добра.

Статуя подняла голову, и Алиса смогла разглядеть ее лицо. Перед ней стоял приятный молодой человек с небольшими усиками и коротко остриженными волосами.

Алиса вставила алмазик в глазницу, и каменный юноша закрыл глаза.

Он хотел что-то сказать, но не смог разомкнуть каменных губ.

— Он хочет сказать «спасибо», — пояснило привидение.

— Пожалуйста, — ответила Алиса.

Привидение рассматривало Алису, а Алиса — привидение.

Привидение оказалось молодой и довольно красивой девушкой, черноволосой, кареглазой, с пухлыми капризными губами и круглым подбородком, в голубом, расшитом серебром платье и бисерных туфельках. Волосы были забраны сеткой в мелких жемчужинках.

Все это указывало на то, что Алиса столкнулась в подземелье со знатной дамой, которая так и не смогла успокоиться после смерти. Именно из таких людей и получаются привидения.

— Ты — Алиса Селезнева? — спросила девушка-привидение.

— А откуда вы знаете?

— У меня много знакомых, — сказала девушка. — Я тебе написала записку. Только я сама малограмотная, поэтому за меня это сделал один добрый человек, влюбленный в меня безумно.

— А кто вы такая? — спросила Алиса.

— Я привидение мисс Гиневьевы, которая хотела выйти замуж за морского царя и убежала от отца, Юджина Кармайкла.

— Как же, как же! — воскликнула Алиса. — В 1342 году!

— Не может быть! — ахнуло привидение. — Неужели ты обо мне слышала?

— Слышала, — скромно призналась Алиса.

— Дай я тебя поцелую! — Привидение обняло Алису, но объятие получилось странным — вроде бы Алисе стало горячо, но в то же время ее охватило чувство пронизывающего холода.

— Поосторожнее! — сказал сторожевой робот, который вышел из-за соседнего камня. — Людям с привидениями обниматься строго запрещено!

— Мало ли что! — возмутилась Гиневьева. — Она не девочка, а моя лучшая подруга. Мы с ней не будем расставаться. И ты, робот, лучше иди отсюда! А то заколдую все твои винтики и гаечки — тогда попрыгаешь!

— Только не это! — закричал робот и потопал прочь по коридору.

Алиса все-таки отошла от Гиневьевы подальше и спросила:

— А зачем вы мне записку написали?

— Потому что я по происхождению человек. Поэтому называй меня на «ты» и в женском роде. Я не привидение, а привидения, потому что я девушка. Я люблю людей, и ничто человеческое мне не чуждо. И если я вижу угрозу моим потомкам, моим родственникам, я бью тревогу! Правда ли, мои соратники?

Статуи начали переминаться и топотать, причем довольно громко.

— Ну, расскажи, пожалуйста, — попросила Алиса. Она уже поняла, что привидения и статуи не шутят.

— Я здесь живу уже семьсот лет, и даже больше. Если бы я умела считать, наверняка бы тебе сказала. Я знаю здесь каждый закоулок, каждый камень в подземельях нашего острова. Раньше здесь жили мои родственники, я могла с ними общаться, иногда даже пугать их, а кое с кем даже дружить. У меня даже двадцать или двадцать два романа случились за семьсот лет. Я ведь дьявольски хороша собой. Я тебе нравлюсь?

— Нравишься.

— Я всем нравлюсь. А морской царь просто с ума от меня сходил. Я тебе когда-нибудь расскажу, до чего его довела несчастная любовь. Это ужасно. Мне хочется плакать. Давай вместе поплачем… Нет, не надо плакать, у нас времени мало. Каждая минута на счету!

— Гиневьева, пожалуйста, расскажи мне, в чем дело! — взмолилась Алиса.

— Тогда отойдем. Нас могут услышать! — прошептала привидения.

— Кто нас тут услышит?

И только Алиса произнесла эти слова, как услышала топот чьих-то быстрых ног, и что-то черное кинулось на нее из темноты.

Алиса только взвизгнуть успела, но ее спасла статуя.

В тот момент, когда чудовище проносилось мимо нее, статуя рухнула и ударила его по хребту.

Чудовище страшно завизжало и покатилось по каменному полу. И Алиса увидела, что это большой серый волк с оскаленной пастью.

Подвывая, волк вскочил и, прихрамывая, кинулся прочь.

— Какая жалость! — расстроилась привидения. — Еще один мой рыцарь погиб.

И тут Алиса увидела, что статуя разбилась — голова в шлеме откатилась к стене, отколовшаяся рука валялась у самых ног Алисы.

— Ее можно починить, — сказала Алиса, переводя дух.

— Починить можно вещь, — печально ответила Гиневьева, — а это был мой друг и слуга. Знаешь, вначале здесь было двадцать четыре рыцаря. Сейчас осталось пять — века уносят друзей…

Привидения была так расстроена, что Алиса не посмела напомнить ей о записке.

Но Гиневьева сама вспомнила.

— Ты его видела? — спросила она.

— Волка?

— Это не волк. Это оборотень из эпохи легенд!

— Ой, конечно же, директор нам об этом говорил!

— Директор ваш — надутый дурак. Он и не подозревает, что под самым его носом вся лаборатория генетики трудится над тем, чтобы притащить сюда из этой проклятой эпохи злобных колдунов, оборотней, вампиров и прочую нечисть.

— Не может быть! — ахнула Алиса. — Я же там была! Там ванны, в них зреют вымершие звери для зоопарка. Я не видела там ни одного чудовища!

— А как ты могла их увидеть, если жидкость в ваннах непрозрачная? Тебе сказали, что это безвредный червяк, — вот ты и поверила!

— Но это же сказал робот!

— А что, робота подменить нельзя?

— Но он совершенно настоящий робот!

— Ангел мой, Алиса, — улыбнулась привидения, если эту гримасу можно было назвать улыбкой, — ты когда-нибудь могла отличить настоящего робота от волшебника, который на робота посмотрел и благополучно в него превратился?

— Но зачем им это?

— А затем, что они вымерли во время четвертого ледникового периода. А кому хочется вымирать? И вдруг этот глупец, директор вашего зоопарка, решает возродить оборотня, как он сам говорит — безвредного волчонка. Ему так хочется прославиться, ездить на международные конференции и делать там доклады под аплодисменты академиков! Он и не подумал, что в эпохе легенд простых волков не было. А были оборотни. И притом, очень неглупые оборотни. Как только оборотень понял, куда попал и чем здесь занимаются, он сразу же начал выращивать в тех ваннах себе подобных.

— Ну уж это невозможно! — воскликнула Алиса. — Директор официально сказал, что сюда ни один муравей не проникнет.

— Сколько можно! — рассердилась привидения и запылала зеленым огнем. — Сколько можно повторять глупости за взрослыми! Я тебе говорю совершенно серьезно: на этом острове идет возрождение сказочных существ из эпохи легенд, которые постепенно заменяют собой роботов и даже научных сотрудников. Не сегодня-завтра они подменят самого директора, и никто этого не заметит. Уже сегодня оборотни и вампиры готовы переселиться в другие страны…

— А что же вы ему не сказали? — удивилась Алиса.

— А ты думаешь, мы не говорили?

— Говорили, — хором произнесли статуи.

— А он?

— А он даже не услышал. Кто мы для него — неодушевленные существа, которых нет и быть не должно! Но тут, на наше счастье, на остров прилетела ты, Алиса Селезнева. И мы поняли — сейчас или никогда! Если они Алису не успеют убить, она нам поможет.

— Ну уж это вы преувеличиваете! — засмеялась Алиса.

— Преувеличиваем? — переспросила Гиневьева. — А скажи, пожалуйста, сегодня на тебя не бросался доисторический скорпион? И разве он не сумел пронзить своими клешнями совершенно неповреждаемую оболочку? И если бы не твой Бронтя, тебе бы не жить!

Конечно, с такой мыслью трудно смириться, но Алиса подумала: «А вдруг привидения права?»

— А сколько их? — спросила она.

— Никто не знает. И в кого они превратились, мы уже не знаем. Может быть, даже кто-то из них превратился в меня, Гиневьеву, и сейчас я побегу им сообщать, что Алиса согласилась помочь человечеству.

— И что же теперь делать?

— Надо сообщить об этом всем людям на Земле, чтобы они были готовы к тому, что оборотни начнут проникать в разные места и страны. Они будут выживать людей, а потом и уничтожать их.

— Но зачем им это?

— Затем, что волшебники и оборотни могут многое, но не умеют трудиться. Они превратят людей в рабов.

— Ох, — вздохнула Алиса, — как трудно в это поверить!

— Тебе ничего другого не остается, — ответила Гиневьева. — Мне тоже в некоторые вещи было трудно поверить. Я до сих пор не верю, что я — привидения.

Статуи у стен завыли, загудели, словно ветер пролетел по узкой трубе.

— Переживают за меня, — сказала Гиневьева. — Рыцари, поклонники. Несут свою невидимую службу. А мне иногда кажется, что наступит утро, я раскрою свои прекрасные глаза и засмеюсь, как прежде. А кормилица принесет мне банку сгущенки или ананас.

— А разве в ваши времена это было?

— Может, было, а может, я потом подсмотрела. Пойми меня правильно, Алисочка, когда тебе одиноко и плохо, пустяки и детали не играют роли.

Они помолчали. Алиса понимала, что привидения поделилась с ней заветной тайной. Может, немного преувеличила, но в основном сказала правду. И теперь от нее, Алисы, опять зависит судьба всего человечества.

— Что же делать? — спросила Алиса.

— Ты живая, ты и думай, — сказала привидения. — У меня к тебе лишь одна просьба. Когда ты их победишь, постарайся вернуть меня на Землю. Так хочется еще пожить! Я ведь в душе молоденькая, танцевать хочу, ночью при луне купаться, рыцарям головы кружить… Может, даже учиться пойду, читать научусь, книгу прочту. Говорят, уже написали книгу про любовь рыцаря и принцессы, как они страдали и мучились. Не слышала о такой книге?

— Таких книг немало, — ответила Алиса.

— Может быть, — согласилась Гиневьева. — Мне бы хоть одну Ты ведь читать умеешь?

— Умею.

— Значит, будешь читать мне ее вслух.

Алиса задумалась. Почему же волк на нее напал? Видно, ему не понравилось, что Алиса узнает что-то лишнее от обитателей замка.

И он решился убить живого человека? Не испугался?

И тут же Алиса подумала: а ведь сказочные злодеи совершенно не представляют, куда попали. Им кажется, что они и в самом деле могут снова стать господами нашей планеты… Стать-то они ими не станут, но могут натворить бед. Ведь не помоги Алисе статуя Кармайкла, волк мог бы ее растерзать.

Ужас какой-то!

— Ты чего молчишь, Алиса? — встревожилась Гиневьева. — Испугалась?

— Нет, — ответила Алиса. — Я не испугалась. Я думаю.

— Ох, я тебе заранее завидую, — вздохнула привидения. — Ты еще и думать умеешь! А ведь совсем еще девочка!

— Как ты полагаешь, их много? — спросила Алиса.

— Пока не очень. Но завтра будет множество.

— Почему?

— Потому что они знают, что в кабинете директора хранится генетический материал — остатки вымерших чудовищ, из которых можно в лаборатории вывести их помощников. Мои статуи подслушали, что где-то там таится самая главная ценность. Но какая — мы пока не знаем.

— Значит, они сегодня хотят добыть эти чешуйки и косточки?

— Вот именно.

— Но ведь вывести в ванне животное из клетки — дело долгое. Недели, месяцы…

— Только не для сказочных существ, — ответила Гиневьева. — Я, конечно, в школе не училась и читать не обучена, но вышиваю отлично. И могу поспорить с любым, что вышивка крестиком — это отжившее искусство. Вышивать надо гладью!

Алиса уже догадалась, что очаровательная привидения любит поговорить, и когда начинает фразу, то к концу уже забывает, о чем шла речь. Так что ее лучше останавливать или, по крайней мере, притормаживать.

— Погоди, Гиневьева, — попросила она. — Ты хотела мне объяснить, почему сказочных существ можно вывести быстро.

— Так это и ежу понятно! У них же нет клеток! Каждый из них — одна большая клетка. Как только ее размочишь да подкормишь, волшебник, гном или дракон уже готов — ожил и побежал кусаться и царапаться!

— А почему они там, в лаборатории?

— Потому что потому! — невежливо ответила Гиневьева. — Они роботов околдовали, и те на них трудятся, а сотрудники отправились отдыхать до понедельника. А роботы думают, что работают в Палеозо, потому что не могут отличить какого-нибудь джинна от обыкновенного младшего научного сотрудника. И как только этой нечисти в лапы попадут чешуйки драконов и зубы вампиров, то они тут же начнут плодиться, как кролики.

— Тогда я пошла в кабинет директора, — сказала Алиса.

— Только учти, — предупредила ее Гиневьева, — эти оборотни страшно коварные. Они могут в кого угодно оборотиться. Если уж они роботов обманули, то тебя и подавно обманут. Так что не удивляйся!

— И если меня сожрут, тоже не удивляться?

— Ах какая ты шутница! — удивилась Гиневьева. — Ты можешь смеяться даже над собственной гибелью. Я так рада!

— Чему ты рада? — не поняла Алиса.

— Они тебя убьют, и ты тоже станешь привидением. Мы будем с тобой вместе жить в подземельях — разве это не замечательно?

— Что-то не очень замечательно, — сказала Алиса.

Гиневьева задумалась и стала внимательно приглядываться к Алисе, так что у нее даже мурашки по спине пробежали. У нее всегда мурашки по спине пробегали, когда привидения на нее смотрела или дотрагивалась.

— Мы будем с тобой светиться, — мечтательно пропела Гиневьева. — Даже летучие мыши будут от нас без ума. И вообще я тебя замуж отдам. На свете немало красивых привидений и отважных призраков. Вдвоем мы с тобой даже в Лондоне побываем. Там, говорят, такие ночные клубы — закачаешься!

— Гиневьева, миленькая, очнись! — взмолилась Алиса. — Пока что нам с тобой очень далеко до ночных клубов. Ты же сама говорила, что если чудовища из эпохи легенд захватят всю Землю, то будет не до ночных клубов.

— Ну уж и помечтать нельзя! — обиделась привидения.

Когда она обижалась, то выпячивала нижнюю губку и даже прикусывала ее жемчужными зубками. Из глаз привидении начинали вылетать маленькие искорки, а кудрявые локоны принимались шевелиться, как змеи на голове горгоны Медузы.

Милое она существо, но все же привидение, и об этом приходилось помнить. У нее были свои мечты, свои обиды и свое бесконечное прошлое.

И тут Алиса услышала тихий, вкрадчивый женский голос:

— А где ключи от директорского кабинета?

— У меня, конечно, — ответила Алиса. — А ты почему спрашиваешь?

— Что я спрашиваю? — ответила вопросом на вопрос Гиневьева.

— Про ключи. Про ключи от кабинета. Ты же спрашивала про ключи от кабинета?

— Ни о чем я тебя не спрашивала, потому что была на тебя глубоко обижена. Значит, ты разговаривала с кем-то еще.

— Но тут же больше никого нет!

Гиневьева оглянулась. Они действительно были в подземелье совершенно одни.

— А что она у тебя спросила? — встревожилась привидения.

— Где ключи от директорского кабинета.

— И ты что сказала?

— Что они у меня. Я же думала, что это ты спрашиваешь.

— Все! — мрачно сказала Гиневьева. — Ты обречена! Это были оборотни. И теперь они тебя растерзают, чтобы раздобыть ключи.

— Что же мне делать?

— Сначала отдай мне ключи, и мы спрячем их в скалах.

— Вряд ли это правильно, — сказала Алиса. — Директор просил меня никому их не отдавать.

— Он и мне просил их не отдавать? — возмутилась Гиневьева.

— Никому. Откуда мне знать, что ты не оборотень?

— Вот такого оскорбления… — Гиневьева даже закашлялась. Вы когда-нибудь видели привидение, которое кашляет? Вот и я не видел!

— Не сердись, я не хотела тебя обидеть, — сказала Алиса.

Она хотела стукнуть привидению по спине, но потом сообразила, что лучше этого не делать.

— И еще как обидела! Мы, благородные Кармайклы, никогда не станем оборотнями!

И каменные рыцари, что стояли вдоль стены, дружно топнули каменными ногами.

— Давай не будем ссориться, — сказала Алиса. — Пойдем лучше в кабинет, пока оборотни туда не забрались.

— Правильно, — согласилась Гиневьева.

Но Алиса не спешила уходить.

Она медленно пошла вдоль стены, внимательно глядя на грубо обтесанные камни.

Именно отсюда раздался голос.

Значит, либо в стене было отверстие, либо кто-то там затаился. А раз затаился, значит, подслушивает.

И буквально через пять шагов Алиса обнаружила довольно крупного паука. Паук пытался улизнуть в щель, но Алиса сказала ему:

— Стой! Ты куда?

Паук остановился, обернулся к Алисе и угрожающе поднял передние лапы с когтями.

— Конечно, это паук говорил, — сказала Гиневьева, подойдя поближе. — Возьми камень и раздави его. А то мне врачи ничего поднимать не велели.

Паук тут же превратился в летучую мышь и взлетел под потолок.

Алиса проводила ее взглядом. Летучая мышь полетела вдоль подземного хода.

— Давай лучше молчать, — сказала Гиневьева, — или разговаривать на другие темы.

— Побежали, — сказала Алиса.

— Зачем? — Привидения не двинулась с места. — Здесь куда безопаснее. Вокруг верные мне рыцари, да и я не последняя в этом подземном царстве. Мы тебя, если надо, укроем, а уж ключи так спрячем, что ты и сама их никогда не найдешь.

— Гиневьева, ты же сама только что говорила, что мне надо спешить в кабинет!

— Я ошибалась, — заявила Гиневьева. — Ведь тогда они еще не знали, что ключи у тебя. А теперь знают и обязательно тебя убьют.

— До свидания, — сказала Алиса и побежала прочь.

— Останься, — прошуршала ей вслед Гиневьева.

По пути Алисе никто не встретился.

Коридор скоро кончился, и Алиса побежала через лабораторию питания. Свет был потушен, и роботы почти не шевелились. Только на большой плите варился суп.

Дверь в центральную генетическую лабораторию была приоткрыта, но Алиса не посмела туда заглянуть, потому что поверила Гиневьеве — ванны и цилиндры для выведения живых существ захвачены оборотнями.

Алиса поднялась на второй этаж в кабинет директора.

К нему вел белый коридор с несколькими дверями. На каждой двери висела табличка. Сначала Алиса увидела бухгалтерию. Потом отдел кадров. Следующая табличка гласила: «Второй заместитель директора». За ней был кабинет третьего заместителя директора. Дальше висела большая табличка: «Первый заместитель директора по научной работе». И вот, наконец, кабинет самого директора.

Алиса огляделась. Вокруг ни души.

Она еще не знала толком, что ей делать. Но хотела проверить, на месте ли коробки с находками археологов, и спрятать их так, чтобы никакие оборотни до них не добрались.

Алиса еще раз оглянулась.

В коридоре никого. Тихо. Только мотылек бьется под потолком да муха ползает по стене.


2012-17, Детская электронная библиотека - Мои сказки, авторам и правообладателям