3. Ёлка для малыша • Приключения Алисы
Приключения Алисы

Повести и рассказы о девочке из будущего — Алисе Селезнёвой. Один из самых популярных циклов Кира Булычева. Написанные для детей произведения о необыкновенных приключениях земной девочки Алисы погружают читателя в мир фантастики и сказок. Необыкновенные чудовища, настоящие космические пираты, воинственные лилипуты, путешествия во времени и многое другое ждёт вас на страницах удивительных историй, которые происходят с Алисой и её друзьями.

3. Ёлка для малыша

Алиса спрятала фломастеры в стол. Она решила, что никому не даст ими рисовать и сама рисовать не будет. Потому что неизвестно, на сколько их хватит. А вдруг они понадобятся для важного дела?

Так и случилось. В декабре, под Новый год. Когда волшебство появляется отовсюду — с неба сыплет волшебный снег, заколдованные звезды мигают на небе, месяц как зачарованный покачивается на волшебных нитках, в глазах маленьких детей и домашних животных вспыхивают огоньки тайн. Вы загляните в глаза вашей кошке — разве это обыкновенное животное? Недаром древние египтяне почитали кошку как богиню.

Оттепель или мороз — разве под Рождество и Новый год почувствуешь? Все так торопятся купить в магазине подарки своим родным и друзьям, украшения на елку, да и саму елку — не забудь купить елку! Да попушистее, погуще!

«Мама, а Дед Мороз придет?» — «Обязательно придет». — «И принесет подарки?» — «Принесет, принесет». — «А мотоцикл принесет?» — «Ты с ума сошел! Еще не хватало нам мотоцикла! Может, ты еще парашют захочешь?»

Такие порой происходят разговоры между мамами и детишками в разных домах нашего города.

Двадцать третьего декабря папа Алисы профессор Селезнев поздно пришел домой. За ужином он рассказал:

— Был я сегодня в специальной космической больнице. Меня вызывали на консультацию к одному малышу. Это сирота.

— Почему сирота? — удивилась Алиса. — А что случилось с его родителями?

— К сожалению, этого пока никто не знает, — сказал папа. — Малыша отыскали в космосе на покинутом всеми космическом корабле неизвестной конструкции. Кроме малыша, никого там не нашли. И никаких документов — ничего. Только в одной из кают стояла постелька, а в ней лежал малыш. Совершенно невредимый, но страшно голодный и испуганный. Ну просто «Мария Целеста» космоса!

Алиса кивнула. Она знала, что такое «Мария Целеста». Это был парусный корабль, который встретили в море за двести лет до того, как Алиса появилась на свет.

Корабль шел по морю под всеми парусами, совершенно целый, но на его борту не было ни одного человека. Причем исчезли все люди совсем недавно: суп в камбузе был теплым, чайник недавно вскипел. Что могло так испугать команду парусника, что они все попрыгали за борт? Может, их захватили космические пираты? Так эту тайну и не разгадали.

— А малыш умеет разговаривать? — спросила Алиса.

— Компьютеры расшифровали его язык по тем словам, которые он произносил. Малыш говорит, но это нам не помогает, потому что он, конечно же, не знает, откуда он родом. Он помнит папу и маму. Но не может их описать. Конечно, со временем ученые поймут, откуда он родом, но пока мы все в растерянности.

— Папочка, а можно я навещу малыша? — спросила Алиса.

— Ты ничем не сможешь помочь, — ответил Селезнев.

— Это еще неизвестно! — возразила Алиса. — У меня большой жизненный опыт. И интуиция. По крайней мере я не помешаю, а помочь могу. Ведь малыш скучает и тоскует. Но вокруг него только взрослые лица. А вдруг ему хочется увидеть ребенка?

— Вряд ли, — сказал профессор. — Он немного от тебя отличается. По крайней мере настолько, что не догадается, ребенок ты или просто маленький взрослый.

Но все же профессор Селезнев взял Алису с собой в больницу, где лечили потерпевших катастрофу пришельцев или земных космонавтов, которые заболели или пострадали на дальних планетах.

Палата малыша находилась на третьем этаже. В ней было светло и очень тепло — так, как того хотел малыш.

Малыш и в самом деле был похож на человека, но не очень.

Он был покрыт крупной чешуей, как золотистая ящерица, глаза у него были круглыми и выпуклыми, как у лягушки, вместо волос на головке росли голубые перышки, а вместо пальцев были длинные когти.

Не очень приятное зрелище.

И надо сказать, что люди, которые видели малыша впервые, чаще всего пугались или по крайней мере удивлялись. Но Алису напугать или удивить нелегко. Ей приходилось таких чудищ встречать в своих космических путешествиях, что малыш показался ей милым созданием.

— Здравствуй, — сказала Алиса. — Можно к тебе в гости?

Малыш ответил не сразу. Он долго смотрел на нее круглыми глазами, вздыхал и в конце концов произнес скрипучим голосом:

— Таких маленьких людей я еще не видал. Ты страшилка, но не такая страшная, как все другие страшилки в этом доме. Заходи и рассказывай, что ты мне принесла. А я тебе скажу, почему это мне не годится.

— Я тебе ничего не принесла.

— Значит, ты доктор и будешь меня мучить?

— Нет, — сказала Алиса, — я здешний ребенок, такой же, как ты, и я могу с тобой играть.

— Играть я с тобой не буду, — ответил малыш. — Ты меня можешь ушибить. Но если хочешь, посиди со мной.

— Расскажи мне, — попросила Алиса, — чего тебе хочется.

Малыш поскреб коготком голубые перышки и сказал:

— Мне хочется, чтобы был праздник, который бывает раз в году, когда старый год умирает и все радуются приходу нового года.

— У нас тоже есть такой праздник! — сказала Алиса. — И он будет очень скоро. А как вы празднуете Новый год?

— Папа идет и покупает новогоднюю елку, — сказал малыш. — Потом мама украшает дерево игрушками и конфетами, и мы все вместе поем и танцуем вокруг дерева.

— Как удивительно! — воскликнула Алиса. — Наш праздник Нового года наступит совсем скоро. И мы тоже ставим елочки и украшаем их игрушками.

— Вот видишь, — укоризненно произнес малыш. — У тебя все есть, а у меня ничего. Я есть обездоленное существо.

— Не волнуйся, — твердо сказала Алиса. — У тебя тоже все будет.

— А что будет? Счастье будет? Радость будет? Что?

— Елка. Я ее принесу, и мы с тобой ее украсим.

Алиса выбежала на улицу.

Шел снег. Мороз хватал за нос и за щеки. Прохожие несли елки и коробки с елочными украшениями.

Алиса забежала в универмаг и набрала там разноцветных стеклянных шариков, гирлянду фонариков, ватного Деда Мороза и маленькую Снегурочку.

Елку она выбрала на елочном базаре — небольшую, но стройную и пушистую.

Со всеми этими подарками она возвратилась в больницу.

Малыш спал.

Алиса попросила у медсестры большую банку, налила в нее воды и поставила елочку, чтобы она подольше простояла, затем обложила банку ватой, чтобы получился небольшой сугроб.

Теперь можно было елочку украшать. Шарики заблестели на ветвях, загорелись лампочки на гирлянде, а под елкой встал Дед Мороз со Снегурочкой.

Только Алиса закончила украшать елку, как проснулся Малыш.

Алиса отошла в сторонку и стала ждать, как Малыш обрадуется, когда увидит елку.

Малыш открыл выпуклые круглые глазищи, потом ахнул, прижал к глазам когтистые лапки и завопил тонким голоском:

— Оу! Что это есть такое ужасное?

— Малыш, опомнись! — воскликнула Алиса. — Это же новогодняя елка.

— Елка? Новогодняя?

— Ты не узнал елку?

— Как я могу узнать это страшное, зеленое, колючее, злобное чудовище? Мне глазам больно смотреть на эти колючки. А кто повесил на эту уродину стеклянные шары, которые вот-вот разобьются? А кто включил на этом чудовище семафорчики, как будто это городская улица? Немедленно убери злючку-колючку, или я умру. Вот сейчас, на глазах у всех умрет несчастное создание, межпланетный сиротинушка, вы меня понимаете?

И тут Алиса поняла, что совершила трагическую ошибку. Она решила, что если на Земле елочки зеленые и колючие, то и во всем космосе они должны быть такими же. Но если даже люди на разных планетах непохожи друг на друга, почему елочки должны быть одинаковыми?

Малыш разревелся не на шутку, его вопли разносились по всему этажу. Мутные горячие слезы падали на одеяла, и над ним поднимался пар.

На шум сбежались доктора и сестры.

Доктор велел Алисе немедленно идти домой, а елку забрать с собой.

— Малыш расстроен, — сказал доктор. — Он может всерьез разболеться, а мы так мало знаем о его болезнях!

— Никто меня не любит! — кричал между тем малыш. — Никто обо мне не грустит, никто не подает мне елочку на мой сладкий праздник нового года. Ах, мама, ах, папа, зачем вы покинули меня между звезд? И не будет у меня елочки и простого веселья в кругу!

Так как никто не мог ответить малышу, где его родители, то медики только старались утешить ребенка, некоторые даже плясали вокруг и напевали колыбельные песни.

Алиса взяла елку. Она держала ее стоймя, чтобы шарики и гирлянды с нее не свалились.

— Погодите, — сказала она. — Я знаю, что делать. Через полчаса я вернусь и думаю, что смогу развеселить малыша.

— Лучше не возвращайся, девочка, — ответил доктор. — Если вся земная медицина не может помочь несчастному инопланетянину, то как сможешь помочь ты?

— А вот увидите! — ответила Алиса и ушла из палаты.

Она шла по больничному коридору и несла перед собой елку как знамя, встречные шарахались во все стороны, потому что встречным казалось, что это не девочка, а елка на длинных ножках.

Она не стала одеваться в гардеробе, потому что не хотела терять времени, а пошла по улице, как была в больнице. Мимо летела ворона и села на вершину елочки. Она каркала и хохотала, потому что ей не приходилось раньше кататься по улице на вершине елки.

Дома Алиса передала елку домашнему роботу Поле и велела поставить ее на стол в маминой комнате, а сама побежала к себе, открыла ящик письменного стола и достала коробку с волшебными фломастерами.

— Ты куда, ты куда? — кричал ей вслед робот. — Скоро обедать. Ты нарушаешь режим. Тебе никогда не стать великим человеком!

Робот считал, что великими людьми становятся только те дети, которые делают гимнастику по утрам, соблюдают режим и доедают суп до последней капли.

Конечно, Алиса его не слушала. Она добежала до больницы за несколько минут — только снег скрипел под ногами.

Молнией она взлетела в палату малыша. Тот даже наплакаться не успел. Он сидел на кровати и хлюпал носом, а напротив него на корточках сидел доктор, который пытался его рассмешить.

Алиса положила коробку с фломастерами на одеяло и спросила малыша:

— Ты умеешь рисовать?

— Нас в детском садике учили, — ответил малыш.

— Эти карандаши называются фломастерами, потому что они рисуют мокрой краской, — сказала Алиса. — Попытайся нарисовать на этом зеркале елку и игрушки на ней.

— Какую елку? — спросил малыш.

— Которую ты хотел бы получить на Новый год.

Малыш сразу перестал плакать, поудобнее положил коробку на колени, рядом разложил фломастеры и начал рисовать елку со своей планеты.

Алиса и доктор стали смотреть, как посреди палаты поднимается эта елка.

Меньше всего она была похожа на елку.

Во-первых, она была не зеленой, а красной в желтую полоску. То есть никаких веток у елки не было, а была она похожа на колпак. К колпаку были пришпилены всякие пружинки и косички, большей частью позолоченные, но обязательно мягкие. Порой в колпаке, который стоял широкой частью на полу, открывались окошки и из них выглядывали птичьи головки или совсем необычные цветы. Зрелище было непривычным, но вполне красивым. И уж конечно, ничего общего с нашей, земной елочкой у инопланетной елочки не было.

Малыш отбросил коробку и в полном восторге начал размахивать коготками.

— Вот она, вот она, елочка родимая! — кричал он. — Вот она, вот она, это есть большой восторг!

Вдруг доктор, который тоже смотрел на елочку, подпрыгнул от неожиданности.

И было от чего подпрыгнуть.

Из-под края колпака появились ножки, тонкие как у кузнечика, елка принялась перебирать ножками и раскачиваться.

Малыш ухал и стучал когтями, а елочка начала кружиться и подпрыгивать в такт его уханью.

Алиса собрала фломастеры в коробку.

— Только не смей убирать елочку! — приказал малыш. — Я буду следить.

— Не сотру, — улыбнулась Алиса. Малыш-то оказался сметливым — догадался, что, пока рисунок сохраняется на зеркале, елочка будет стоять в его палате.

Со всей больницы к палате малыша сбежались доктора, профессора, старшие сестры, сестры-хозяйки, санитарки и даже студенты. Пришли ходячие больные и приехали на каталках больные лежачие. Кому не захочется посмотреть на чудесную елку с другой планеты!

Малыш сказал:

— Алиса, ты мой лучший друг. Я намерен тебя поцеловать, чтобы выразить благодарность.

Алиса было согласилась, а потом спохватилась.

— Малыш, — спросила она, — а как у вас целуются?

— Очень просто, — ответил малыш.

Он помахал ей когтистой лапкой и сказал:

— Вот я тебя и поцеловал. А ты что думала?

— Ничего я не думала, — ответила Алиса и рассмеялась.

Малыш выбрался из постели и принялся плясать. Но плясал он не вокруг елки, как пляшут наши дети, а вместе с ней. Елочка умела плясать не хуже, чем инопланетный ребенок.

Потом, когда малыш уморился, доктор отправил его в постель.

Алиса собрала фломастеры и попрощалась со всеми.

Она отнесла коробку домой. Робот Поля встретил ее упреками. Ей пришлось сразу садиться за стол и есть овсяный суп. Поля где-то вычитал, что овсянка полезна детям и домашним животным.

Алиса с трудом глотала суп и думала: наступит весна и приедет симферопольская бабушка, которая раньше работала фокусницей в цирке, а теперь ушла на пенсию, но совершенно не умеет отдыхать. Симферопольская бабушка готовит такой борщ — закачаетесь!

Вот кому Алиса хотела показать волшебные фломастеры!


2012-17, Детская электронная библиотека - Мои сказки, авторам и правообладателям